ЧЕРНОБЫЛЬ


Дата публикации: 31 июля 2019

Итак, с рейтингом 9,6 этот сериал (мини-, пять серий, американский «НВО» совместно с британской «Sky») сейчас на первом месте в списке «самых популярных телешоу», где на втором — документальный британский «Планета Земля 2» (2016; а «Планета Земля» — на четвёртом), на третьем — военно-исторический американо-британский «Братья по оружию» (2001), ну а далее уже наши любимцы «Во все тяжкие», «Игра престолов» и «Прослушка».

При этом мнения — зрителей, критиков — жёстко разделились, одни «Чернобыль» нещадно поносят за «пропаганду», другие столь же нещадно хвалят за проработанность деталей (первый западный фильм об СССР или постсоветике, не вызывающий отвращения — без клюквы: шапок-ушанок со свисающим ухом, водки на каждом шагу [хотя пьют её в фильме, и достаточно много, в том числе в медицинских целях], страшных небритых рож, самоваров и КейДжиБи [и оно, он, есть, но так и в тех количествах, как это было в СССР].

О том, что это не случайная удача, а принцип подхода, метод, рассказал создатель и сценарист «Чернобыля» Крэйг Мазин (до этого ничем особо не заслуживший нашего внимания, писавший в соавторстве сценарии к так себе комедиям: «Без чувств», «Очень страшное кино» [три и четыре], «Мальчишник» [два и три], «Поймай толстуху, если сможешь» — и как режиссёр снявший совсем уж ерундовых «Необыкновенных» [2000] и «Супергеройское кино» [2008], поэтому «Чернобыль» для него сверхколоссальный прорыв, как для нас сверхоткрытие) — и о том, что расспрашивал физиков-ядерщиков об устройстве АЭС, а бывших советских жителей — о быте восьмидесятых, и о том, как собирал реквизит на барахолках Киева и в фондах «Беларусьфильма», и что визуальное оформление контролировалось выходцами из СССР. Он побывал в Чернобыле (но сериал снимался не там и не у нас, Литва предоставила налоговые льготы, и Припятью стал Вильнюс, спальный район Фабиёнишкес с позднесоветской застройкой, а ЧАЭС — остановленная в 2009-м Игналинская АЭС под городком Висагинас), отказался от известных американских актёров, чтобы ни с чем не ассоциировались у зрителя, и от русской и украинской речи в фильме, чтоб не вылезал вдруг акцент и не превращалось всё в «историю о “Борисе и Наташе”» (его, Мазина, слова). Актёры в сериале европейские, и даже известные, но и самого из них знакомого нам Стеллана Скарсгорда вы вряд ли с ходу узнаете под маской крупного партчиновника зампред Совмина Бориса Щербины, возглавлявшего правительственную комиссию по ликвидации последствий аварии. Кстати, Скарсгорд великолепно играет, может, и лучшая роль его, и за Щербину, вначале как бы партийного дундука, а потом всё более человека и героя, даже гордишься, что он наш, украинец, харьковчанин, до войны учившийся в ХИИТе, а после работавший в Харьковском обкоме комсомола и затем, в 1950‒1951-м, секретарём горкома партии.

Но — насчёт «пропаганды». Слоган сериала — «Узнай цену лжи»; в заключительных титрах последней серии, где на фоне документалистики рассказывается о последствиях аварии и советско-партийной политики замалчивания, среди многого остального, цифр и фактов, приводятся и слова Горбачёва (он тоже персонаж сериала, не главный, но есть — и к слову, отнюдь не тот любимец Запада, к образу которого даже мы привыкли, а вполне себе партдиктатор, жёсткий и нагоняющий страх, и дундук же) 2006 года — о том, что «Ядерная катастрофа в Чернобыле была, возможно, истинной причиной распада Советского Союза».

Вот об этом то и речь в фильме — о советской системе, и приведшей к катастрофе, и рухнувшей после неё (что не показано, но и незачем, и так достаточно того, что мы увидели). Ну и конечно, поляризированная реакция критиков, особенно российских, тоже отсюда: одни, как даже министр культуры РФ Мединский, называют «Чернобыль» «сильным, ярким, сделанным с симпатией к простому человеку», другие, как телеканал «Россия 24» или «Комсомольская правда», говорят об «очернении советской власти» в нём и что он «спонсирован заинтересованными лицами для дискредитации госкомпании Росатом». Но с Россией всё понятно, другое дело, что и в США «Вашингтон пост» хвалит, а «Нью-Йорк Таймс» неожиданно разносит: «История о катастрофе рассказана в духе советской пропаганды. ‹…› сюжет упрощён и спрямлён, подлинные события искажены для создания одномерных образов героев и злодеев, и повсюду вульгарный символизм».

Не знаю, не знаю, лично я символизма и одномерности не заметил (даже Горбачёв и тот прислушивается к доводам и здравому смыслу; даже зампред КГБ СССР Чарков, прототипом которого стал генерал-полковник Шарков, кэгэбист, а после распада СССР — начальник Главного управления разведки СБУ, не киношный злодей), заметил другое, то, за что у сериала и рейтинг 9,6. Думаю, эти безусловно художественные достоинства его и вы увидите, посмотрев, если ещё не посмотрели.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: