Анни Жирардо: Merci la vie


Дата публикации: 5 Июль 2011
jirardo

Анни Жирардо всегда была уверена в одном: «Человек должен добиться в жизни главного — умения оставаться в хорошем настроении». Актриса, великолепно и естественно передвигавшаяся от высоких показателей шкалы трагизма к еще более высоким, прекрасно чувствовала себя в фирменном французском жанре комедии: смех смехом, но отвечать за собственные поступки придется. «Необязательно показывать, интеллигентна ли ты. Главное, чтобы в порядке все было в твоей голове, и люди к тебе потянутся»…

Анни Жирардо играла действительных француженок — без пыли, но с шумом. Жирардо не была Бриджит Бардо, Клаудией Кардинале или Марлен Дитрих — у нее не было ни желания, ни возможности ими быть. Анни прекрасно знала, что французская женщина — это женщина, которая много работает, потому независима, многое понимает, многому учится, много времени оставляет для себя, и не меньше — для любви. Знаменитые стремительные, широкие, точные жесты Жирардо договаривали то, о чем Анни и так сигнализировала с экрана своим присутствием — не бывает легкой жизни, есть лишь жизнь.

Всегда энергичная и обаятельная, Жирардо повторяла: «Чем правдивее какая-то сцена — тем она труднее, и если ты этого не понимаешь — все кончено». Анни на экране с 1955 года: никто из французских актрис не поднимался вверх так быстро и не падал вниз так стремительно. Анни просто знала: надо идти своей дорогой, «даже если тебя окружают хромые танцовщицы и певицы, которым необходим метроном». В 50-х Жирардо без колебаний приняли в Комеди Франсез — на этом можно было бы остановиться, тем более что некоторым для получения роли в театре, не теряющем статуса со времен Мольера, не хватало и жизни. Но Анни не была в состоянии заучивать текст как Катехизис и подписываться под контрактом, длящимся двадцать пять лет. Ее натура естествоиспытателя жаждала приключений, и она их нашла, в кино.

Хохотушка, ей глупо доверять серьезные роли — некоторые считали так всю жизнь. Но итальянец Висконти, делавший в театре сверхъестественные вещи, лучше других ориентировался в глубине этого смеха, и после того, как снял Жирардо в «Рокко и его братьях», во Франции не замедлили назвать Анни «величайшей актрисой французского кино послевоенной эпохи». Хотя Трюффо, синоним «новой волны», по словам Жирардо, ее по-прежнему «просто ненавидел — непонятно за что». Анни говорила: «Я думаю, что публику ко мне притягивает вот что: я себя не улучшаю, остаюсь при всех своих недостатках, публика узнает во мне себя»…

Многие говорили, что миссию Жирардо в комедийном кино лучше всего выражает фильм Мишеля Одьяра «Она не пьёт, не курит, не пристает, но говорит». Но, определенно, не менее ее выражает и картина Эдуара Молинаро «Говорите, мне интересно». Анни готова была на многое, если это было интересно: интересно было мечтать стать акушеркой, как и ее мать, уезжавшая на велосипеде в темноту на срочный вызов, вырастившая двоих детей одна, интересно было в театральной школе при Комеди Франсез, интересно было на сцене и на съемочной площадке, интересно с мужчинами — об этом в Париже говорили: «Когда Жирардо кого-то хочет, остановить ее невозможно». Для Анни не было закрытых тем, она обо всем имела собственное мнение.

Жирардо не была глобально озабочена тем, чтобы стареть красиво. Несколько лет назад, когда журналисты сказали Анни, что Жирардо — красивая женщина, Анни ответила: «Да, красивая. Но глухая». И засмеялась фирменным скрипучим смехом. Свою каннскую Золотую пальмовую ветвь Анни Жирардо получила в 2001 году за роль в фильме «Пианистка» Михаэля Ханеке, ей было 70 и снималась она в кино вплоть до недавнего времени, когда ей могло бы исполниться 80. Анни, нам интересно!

текст: Татьяна Донец

Так же на KharkovInform: