«А потом мы танцевали» и «Домой»


Дата публикации: 2 сентября 2019

На этом Одесском по результатам зрительского голосования из-за минимального разрыва в голосах гран-при получили два фильма — шведско-грузинский и украинский.

Оба фильма перешли с Каннского, где дебютировали в разных секциях и категориях, «А потом мы танцевали» шёл на «Квир-Пальмовую ветвь за освещение ЛГБТ-темы в кино», а «Домой» — в «Особом взгляде»; но там призов не получили. «Домой» уже после Каннского стал лучшим фильмом Международного кинофестиваля в Бухаресте, зато «А потом мы танцевали» на Одесском, кроме гран-при, взял ещё «лучший фильм» и «лучшую актёрскую работу».

Снявший «А потом мы танцевали» 39-летний Леван Акин — шведский режиссёр с грузинскими корнями, но о Грузии это его, кажется, первый фильм, а предыдущий — «Круг» (2015) — был подростковым фэнтези-ужастиком, кстати, тоже с ЛГБТ-тематикой. «А потом мы танцевали» — мелодрама и, как ясно уже из названия, танцевальная. Грузия — это что в глазах мира, достижения в чём грузин неоспоримы? Грузины танцуют — вот об этом и фильм: о юном танцовщике Мерабе из Национального грузинского ансамбля, жизнь положившего на это дело — вырваться из окружающей его посредственности и нищеты. И за два шага до включения в труппу Национального балета Грузии вдруг возникает соперник — Ираклий, харизматичный, темпераментный, танцующий очень уверенно и непринуждённо, совсем не так, как Мераб. Всё ещё более усложняет то, что Мераб влюбляется в соперника, что может, и нормально для мира танцев — но не в Грузии же, где хоть общество, хоть мир искусства не готовы настолько расширить, либерализировать своё сознание. Да и сам Мераб не готов. Или готов — всем рискнуть?

Если сравнивать, как мы это делаем, фильмы-победители, искать в них общее и переклички, то пожалуй да, общим в их проблематике будет конфликт традиционной консервативной национальной культуры с представителями нового, молодого поколения, тема отцов и детей звучит в «Домой» чётко, на ней всё и закручено — ну, на фоне панорам красивой природы и социального державного уклада Украины, т. е. всепронизывающей тупой (автоматической, машинальной — я имею в виду) коррупции: «Домой» — роуд-муви, так что и то, и другое показано поступательно, в деталях, и набирает масштаб. Отец едет из Киева в Крым — домой — с двумя сыновьями, старшим — погибшим в АТО, в гробу на заднем сиденье, и младшим, киевским студентом-журналистом, не стремящимся возвращаться в аннексированный Крым, хоть и хоронить брата по мусульманским обычаям. Не могу не процитировать, «Наприклад, як режисер придумав показати спілкування батька й сина в машині, і це не здається нудним, навпаки: камера показує спини героїв з тої точки, де знаходиться труна, ніби старший син “спостерігає” за конфліктом молодшого з батьком, і ця метафізична присутність на тому чи іншому рівні породжує страх, злість, біль, любов, розпач, відданість і бажання втримати те, що відходить, хоч і втримати вже нічого не можливо» — это Ярослав Пидгора-Гвяздовский, который далее говорит «‹…› про філософське бачення та естетичне чуття в додатку з відчуттям міри. Так зграбно викласти історію й не забути про зображальність ще ніхто не міг в українському кіно останніх років».

Но когда свои хвалят (кстати, и ругают, кинокритик подмечает и промахи фильма), это ладно, а вот вам из рецензии (на «КиноПоиске») россиянина (немножко коряво, но не суть): «Кто бы мог подумать, только в украинском кинематографе существуют просветы, что могут удержать внимание и быть даже шедеврами. Сам не знал, что такое случится, но фильм “ДОМОЙ” служит явным примером качественного умения впитать в себя лучшие элементы киноязыка и перенаправить это просто в великолепную драматургию». Вот так-то.

Остаётся добавить, что для 26-летнего Наримана Алиева «Домой» — дебют в полном метре, а одна из его предыдущих короткометражек «Без тебя» в 2016-м шла на «Хрустального медведя» Берлинале, что отца, Мустафу, сыграл самый, наверное, известный крымскотатарский актёр и режиссёр («Киборги», «Чужая молитва», украино-американский выходящий в октябре «Захар Беркут») Ахтем Сейтаблаев, что сосценаристкой была Марыся Никитюк, режиссёр участвовавшего в прошлогодних Берлинале и Одесском «Когда падают деревья», и что «Домой» будет претендовать на выдвижение на «Оскар» от Украины.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: