Игра престолов: на финишную прямую


Дата публикации: 4 октября 2017

Премьерные сериалы лета, мягко говоря, разочаровали. Сколько было шуму, сколько ожиданий, и в итоге — в лучшем случае просто середнячки, ни то ни сё, которое можно

смотреть, можно не смотреть.

Ни «Цыганка» с Наоми Уоттс, ни «Кастлвания» — экранизация одноимённой классической видеоигры с Дракулой, ни «Уилл» про Шекспира, ни катастрофа «Спасение», ни тоже заманчивая сюжетом «Грешница», ни «Бесстрашная» от создателя «Родины» Патрика Харбинсона, ни «Последний магнат» по Фицджеральду к заветной восьмёрке в рейтинге и близко не подошли, а «Мгла» по Стивену Кингу вообще провалилась, не дотянув до пятёрочки. (Об «Озарке» с IMDb 8,6 поговорим отдельно, в следующем номере.) В итоге всё, что у нас, есть, как у того китайца из анекдота, — «Цяй!», т. е. седьмой сезон «Игры престолов».

А «Проповедник», спросите вы, второй сезон? А продолжение «Твин Пикс»!? Вот-вот, и я о том же: продолжения, не премьеры, — старый конь борозды не портит. Поговорим как-нибудь и о «Проповеднике», и о «Твин Пикс» обязательно. Но сейчас — об «Игре престолов».

С самого начала седьмой сезон держал марку, постепенно закручивая сюжет и наращивая темп, некое недоумение вызвала лишь шестая серия — слишком «сериальная» поначалу, с голыми диалогами вышедших за Стену на разведку героев, но и это оправдалось дальнейшим развитием действия, — чтобы мы с некоторыми из них попрощались. Кстати, о попрощаться: фирменный приём «Игра престолов» — резко убить кого-нибудь из главных героев, — в седьмом сезоне модифицирован, и к смерти Мизинца нас хорошенько подготовили, зато — вот куда ушёл этот приём — вдруг, без всякого разогрева нам вывалили чуть ли не главную интригу фильма: тайну происхождения Джона Сноу. Да ещё и какую! Да ещё и в какой момент! Когда союз Джона и Дейенерис Таргариен закрепляет постель, и теперь он военно-любовный. А вываленная тайна заставила броситься всех искать в Интернете родословную Дейенерис: кто она Джону — двоюродная сестра, троюродная, тётушка?

Да, сериал — перед заключительным восьмым сезоном, что появится, по оптимистическим прогнозам, аж в начале 2019 года — вышел на финишную прямую: давние, изначально державшие интригу сюжета узлы развязаны, вообще практически все тайны раскрыты и лишние персонажи убраны, а забытые, но всё же важные для логики дальнейшего действия, как например, внебрачный сын Роберта Баратеона, возвращены. (Ибо в предстоящей битве с армией Белых Ходоков — а уже ясно, и об этом открыто говорят создатели сериала, что восьмой сезон будет самым батальным из всех — предстоит участвовать отпрыскам всех королевских родов.)

Итак, карты, сданные в первом и последующих сезонах, раскрыты, и поле для битвы расчищено. Но ведь «Игра престолов» — и именно за это мы её полюбили, впустили в душу — это не столько батальный или любовный жанр, а прежде всего — козни, вероломство, предательства и обманы (ну и честность-верность как производные). Неужто теперь, когда все мало-мальски значимые секреты вышли наружу, маски (как у Арьи Старк) сорваны, во взаимоотношениях героев наступила полная ясность и общая угроза заставила объединиться всех, «Игра престолов» изменит своему жанру и названию, слову «игра»?

Или и здесь тоже всё никуда не уйдёт, но модифицируется, и главной интригой в завершающем сезоне для нас будет вопрос, кто же из столь полюбившихся за восемь лет, включая ненавидимых, героев выживет в предстоящей битве с Царством Ночи. И — сколько их выживет?

 

Текст: Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: