Помнить прошлое


Дата публикации: 4 Август 2012
Помнить прошлое

 Май 1941 год. По приглашению родственников мы с мамой поехали в Молдавию в г. Тирасполь. После пыльной Ивановки мы приехали в земной рай. Цвели деревья, розы, жасмин, по двору бегали уточки и купались в корытцах, пахло цветами. Так мы прожили до 22 июня. В этот день мы узнали, что объявили войну.

Целую неделю не могли выехать. Пассажирских поездов не было. Всех желающих добраться до Одессы посадили на открытую платформу, по обе стороны которой были воронки, поскольку в первую ночь бомбили и Одессу. Оттуда добрались до Полтавы. Прошло уже 12 дней войны, 3 июля Сталин обратился к народу. Его речь мы слушали в Полтаве.

Наконец-то добрались домой, где около полутора месяцев жили спокойно. 11 сентября папу призвали в армию, а уже 13-го новобранцев и их семьи собрали на Лермонтовской, напротив Гиганта во дворе. Большой колонной через весь город по Пушкинской и Московскому проспекту мы шли на Леваду, где мужчин усадили в поезд и увезли в Змиев. Мы успели получить от папы две открытки, в последней он писал: «Завтра выступаем по расписанию». И на этом все.

21 сентября мы выехали из Харькова. Поскольку мама и ее младшая сестра были женами военнослужащих, нам дали пропуска, и мы поехали. Только через месяц оказались в Уфе, а затем через голодную степь добрались до Ташкента. Привокзальный сквер был полностью заполнен людьми. Приняли нас как родных и разослали по всему Узбекистану. Нас направили в колхоз им. Ворошилова под Андижаном, где мы сначала жили в клубе, а потом нас распределили по хатам. Мама с сестрой, портнихи по профессии, отправились в Андижан, куда эвакуировалась швейная фабрика им. Володарского из Днепропетровска. А я устроились в огородную бригаду в колхозе собирать урожай. Так мы провели осень. Хлеба не было. Иногда женщины узбечки, с которыми мы работали, угощали нас лепешками. В выходные приезжали мама с теткой и привозили нам по кусочку хлеба.

Зимой мы переехали в город. Поселились у некоего Абдурахмана Аки, который свои конюшни переделал под жилые комнаты, где и размещал эвакуированных. Посреди двора была огромная выгребная яма, полная червей. Я и тетка заразились брюшным тифом и попали в больницу. Как мы были счастливы, когда получили отдельный маленький домик с двориком. Осенью я пошла в школу, где проучилась с 5 по 7 класс.

В 1943 году, когда освободили Харьков, мы стали мечтать о возвращении домой. Чтобы вернуться в Харьков, нужно было получить вызов или приглашение. У нас же родственников не осталось, и мы практически год ждали возможности выехать. В Харьков мы приехали в середине ноября на Балашовский вокзал: темно, мрачно, наняли тележку и через весь город поехали на Ивановку в свою рубленую хату, хотя можно было занять любой пустующий дом… В своем доме мы прожили до 1967 года, пока не получили квартиру на Баварии.

Я доучилась в школе и поступила в университет им. Горького на филологический факультет. Моими преподавателями были знаменитые филологи А.М. Финкель, Н.М. Баженов, М.Г. Зельдович, Ф.И. Луцкая, И.И. Шкляревский. Студенты рвались к учебе, многие фронтовики хотели учиться. По окончании университета меня направили на работу в Западную Украину.

Хочется вспомнить, как мы встречали день победы.
Когда ночью объявили о капитуляции Германии, мы с подругой в 4 утра побежали через Лопань по мосткам, кладкам на площадь Дзержинского. Площадь абсолютно пустая, играет духовой оркестр и ни души. Мы вернулись домой, а уже днем на стадионе «Локомотив» началось большое гуляние: люди танцевали, веселились, выпивали. К концу дня на площади Тевелева собрался весь город, чтобы поздравить друг друга с окончанием войны.

В 1945 году получили извещение, что отец пропал без вести. В 1975 году газета «Вечерний Харьков» поместила сообщение Филиппа Семеновича Решетняка, который разыскивал родственников и своих однополчан. Там мы узнали, что папа погиб в Ростовской области.
Надо помнить прошлое.

Текст: Тамара Самойловна Грановская

Так же на KharkovInform: