Площадь Свободы


Дата публикации: 4 марта 2012

Площадь Свободы в Харькове создавалась тогда, когда советская железобетонная гуманизация неслась галопом, приобретая все новые формы, столичный Харьков, впрочем, тоже. Индустриальная культура начала 20-х, еще не имея ничего общего с реальной индустриализацией, имела, можно себе это представить, огромное воздействие на публику — как на советскую, так и иностранную.</p>

<p>«Прочь египетско-греческо-римско-готический маскарад!» (архитектор Лисицкий) и «Шарахнем в небо железо-бетон!» (поэт Маяковский) — это, пожалуй, два главных стержня Конструктивизма, сделавшего Харьков столицей украинского авангарда. Конструктивистский стиль 20-х — начала 30-х годов XX века, являющийся, по сути, главным и единственным вкладом СССР в мировую архитектуру, остается тем срезом эпохи, которая выглядела, вне сомнения, эпохально, и тем рационализмом, который кому-то казался пределом нерациональности — для отопления, например, харьковского Госпрома в зимние месяцы требовались ежедневные 25 тонн угля, их подвозили к самому большому небоскребу в СССР (по другим данным, в Европе) десятками лошадей в течение всего дня, и облако дыма над Госпромом было неизменным. Советский авангард демонстрировал короткую и ясную мысль: «Теперь мы можем всё, смотрите, завидуйте». Впрочем, для каждого смелого шага имеется пара глубоких ям, и сам Конструктивизм к 1932-му году был задвинут на страницы советской архитектурной истории. Всецело впитав методы Конструктивизма, европейский Функционализм стал основой всех лаконичных направлений современного дизайна, а в самом СССР архитектурная революция завершилась «сталинским неоренессансом», «неоклассицизмом» и т. д. Говоря о Площади Свободы, жители Харькова не могут не упомянуть, что площадь эта — самая большая в Европе. Возможно, данное убеждение происходит от общественного мнения 20-х годов, зафиксированного Олесем Гончаром: «Самая широкая и самая большая из всех площадей Европы». Если опираться на List of city squares by size англоязычной Википедии, то в рейтинге «площади площадей» Харьков опережают Варшава, Самара, Пермь, Москва, Санкт-Петербург и Бордо. Неоспоримым является одно: сто лет назад будущая площадь представляла собой почти заброшенную территорию, принадлежавшую Харьковскому университету; застройка Площади Свободы (бывшей Дзержинского и Независимости) начата в 1925 году, мощение — в 1930-м, после Второй мировой войны площадь в значительной мере утратила свой конструктивистский облик, что, конечно же, почти не касается Харьковского Дома государственной промышленности, т. е. Госпрома. Некоторым Госпром напоминает фотоснимок города Метрополис из одноименного футуристического фильма Фрица Ланга, снятого в 1927 году. Но в отличие от фантастического города будущего, не имевшее аналогов строительство Госпрома в 1927 году было в самом разгаре. Интересно читать впечатления нехарьковчан об этом символе Харькова, им, пишущим живые отзывы в живом журнале, на расстоянии, возможно, видится большее: «Крутое, эпичнейшее здание», «Одно из самых невероятных зданий Земли, когда-нибудь он займет место рядом с египетскими пирамидами, Стоунхенджем, готическими соборами», «Хорошо помню, когда впервые увидел это невероятно брутальное здание и прошел под ним улицей пешком, был сильно поражен. Не восхищен, не удивлен, а именно поражен, до глубины души». Грандиозное министерское здание, построенное с огромными трудовыми затратами из практически монолитного массива железобетона, было выверено настолько, что попытка взрыва и поджога Госпрома в период немецкой оккупации оказалась безрезультатной. Уникальные переходы Госпрома закрыты чуть ли не полвека назад, но в сохранившихся аутентичных дверях, как водится, есть отверстия, через которые желающие могут наблюдать все подробности конструкции, застывшей параллельно тротуару. Семь из двенадцати лифтов Госпрома работают без замены с 1928 года: на них ездили Дзержинский, Скрипник, Драйзер, Барбюс, Гончар, Горький, немецкие офицеры двух оккупаций, советские и украинские чиновники. Здание Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина своим первоначальным обликом и проектом «Догнать и перегнать» значительно напоминало проект Госпрома: конструктивистское строение из монолитного железобетона, ступенчатость объемов, нарастающая от крайних секций к центральной башне. Построенное вслед за Госпромом, окончание войны здание встретило в разрушенном виде: послевоенная реконструкция в стиле «сталинской архитектуры» лишила проект «своей конструктивистской стилистики и футуристической навесной крыши». Здание напротив — это Северный корпус Университета, бывшая Академия имени Л.А. Говорова: когда-то это здание представляло собой третью часть конструктивистского ансамбля площади, но со временем приобрело черты «сталинского неоренессанса» и каменные сферы на собственной крыше. <strong> Архитектура площади «Свободы»</strong> Проекту гостиницы «Харьков», бывшей «Интернационал», построенной в конструктивистском стиле в середине 30-х, в свое время был присужден главный приз Парижской выставки. По окончании войны гостиница «Интернационал» уже выглядела конструктивистским зданием с элементами «сталинского ампира». Здание Харьковской областной госадминистрации, послевоенный образец «сталинского неоренессанса», выдержано в едином с гостиницей «Харьков» стиле. Пятизвездочная гостиница «Харьков Палас», построенная к «Евро-2012», — единственная на Площади Свободы постройка в современном стиле Хай-тек, без усилий вписывающегося в украинский авангард 20–30-х годов XX века.</p>

Так же на KharkovInform: