Памятники. Центр


Дата публикации: 7 Июнь 2012
myach

Раз уж «Евро», пляшем от Мяча. Его поставили в 2001-м на намоленном месте, десятилетиями здесь, на пятачке у Сумской в саду Шевченко, была «брехаловка»: болельщики «Металлиста» и просто футбола собирались, ругались, спорили, улей жужжал. Поставили — и она исчезла, больше не жужжит. Зато на нём, бронзовом, полтора метра в диаметре, можно расписаться, и твоя, васина, подпись будет рядом с подписью Блохина. Потом всё смоют, и придёт новый вася.

По аллее рядом — главный памятник Харькова — памятник Шевченко. Шевченко в Харькове физически не был, но это ничего не меняет, ещё в 1898-м Алчевские у себя в усадьбе установили первый в мире ему памятник. Тот был работы Беклемишева, этот — беклемишевского ученика; тот был вообще первым, этот, говорят, вообще лучший. Тот был частной бескорыстной инициативой, этот — государственной политикой, трижды
объявляли международный конкурс, Франция, Германия, Италия, Польша, Мухина, Кавалеридзе. Победил ленинградец Манизер, очень этого хотевший и на каждый конкурс дававший всё новый проект: первый Шевченко у него был конструктивистским, только огромная голова, последний, тот, что мы видим, — соцреалистический, сталинское барокко. И всё равно, говорят, получился конструктивизм: всё крупно, сурово, развёрнуто в плоскость и лаконично, везде прямые линии. Должны были поставить на площади Тевелева (Конституции), перед ВУЦИКом, но поставили — в 1935-м, уже не в столичном Харькове — здесь, в университетском саду (и переназвали его «сад Шевченко»), а памятник основателю университета Каразину, стоявший на этом месте с 1905-го, перенесли на Университетскую.

Шевченко — и по спирали вокруг шестнадцать статуй; на самом деле там два Шевченко, второй — рекрут-солдатик. Остальные пятнадцать — герои его произведений и Страны Советов: Катерина, повстанец, запорожец, шахтёр, рабочий с винтовкой, красноармеец. Женщина с книгой. Всё это давно стало не только ландшафтом, но и фольклором: можно выбрать ракурс, чтоб похихикать над крепко сжатой в кулак рукой поэта, можно, если ты лимита, разыскать спрятанное среди фигур тракторное колесо — и тогда тебе повезёт остаться в Харькове навсегда.

Три шага вверх по Сумской — и то, без чего для филокартиста Харьков не Харьков: Зеркальная струя. Это не скопированная с кисловодской беседка с гладким водопадом. Это построенный в 1947-м, задолго до типичных и обязательных каждому воевавшему советскому городу Родины-Матери и Воина-Освободителя, Памятник Победы (и таково было его первоначальное официальное название). Сегодня — мекка новобрачных.

Два других нестандартных памятника войне, новые, — недалеко. Первый за университетом, у спуска Пасионарии, — студбатовцам, т. е. студентам университета, в июле 1941-го ушедшим на фронт и вскоре погибшим под Белой Церковью и Москвой. Второй — тоже там, но уже на территории зоопарка. Это памятник зоопарковым животным, пережившим и не пережившим оккупацию — а уцелело их из более пяти тысяч десять: четыре медведя, пять обезьян и волк. На постаменте фигуры Гектора, Дейзи и Розы — трёх героических макак-резусов, в декабре сорок первого сбежавших из зоопарка от немцев и до самого августа сорок третьего партизанивших в пустом Госпроме: за ними гонялись, в них стреляли, они делали вылазки за продовольствием, как-то спаслись.

До 2004-го в Харькове не было конных статуй, но на 350-летие Лужков и Москва подарили ему церетелиевскую, вставшую в начале проспекта Ленина, на пересечении с «Правды». Для Церетели важны все пропорции и анатомические детали, и харьковчане коня с удовольствием фотографируют. Вторая особенность памятника —филологическая: конь, на нём легендарный казак Харько — и всё, а называется «Основателям Харькова», и на пьедестале именно так написано.

Понятно, в центре ещё много памятников, я говорил о некоторых.

Текст: Андрей Краснящих

Так же на KharkovInform: