Куклы глазами взрослых


Дата публикации: 1 Февраль 2012
kykla

Наверное, каждый харьковчанин посещал в детстве музей театральных кукол, но, я вас уверяю, вернуться сюда во взрослом возрасте оказалось гораздо интересней. Глазами взрослого куклы кажутся не просто яркими игрушками, а настоящим символом своего времени, его культурным отпечатком. Моим экскурсоводом выступил Александр Азатович Стогний — заведующий литературно-драматургической частью театра кукол им. В. Афанасьева, а также автор путеводителя по музею театральных кукол.

Он честно признался, что, несмотря на небольшую территорию музея, о нем можно беседовать часами, поэтому мы сосредоточились на самых интересных экспонатах.

- Александр Азатович, чем уникален харьковский музей театральных кукол?
- Во-первых, наш музей старейший в Украине. Во-вторых, по количеству экспонатов на всей территории постсоветского пространства он уступает разве что московскому музею театральных кукол при театре кукол им. С. Образцова. Музей уникален не только для Украины, но и для всего мира даже не за счет количества экспонатов, а за счет того, как он сделан: в его рамках можно проследить всю историю театра кукол от античности и до наших дней. Сегодня в его фонде около 11тыс. экземпляров, среди которых не только куклы и эскизы, но и афиши, макеты, сувениры, театральные программки и другие экспонаты.

Мы начинаем экскурсию с первого зала, который представляет историю развития театра кукол. Удивительно осознавать, что у каждого экспоната была своя яркая интересная жизнь, о которой не менее интересно слушать, чем о жизни известного человека.

- В нашем музее есть куклы четы Симонович-Ефимовых – первых советских кукольников, которые в 1918 году открыли первый театр кукол в Москве. Среди них кукла Пионерка Нюра. Из воспоминаний известно, что она принимала присягу у первых пионеров. А вот Стражник из театра Образцова, кукла, обладающая «уникальной» мимикой и очень интересной технологией изготовления. Выражение ее лица меняется только благодаря игре теней. А вот и мимирующая кукла Бобер, которая действительно мимирует и способна передать объемный спектр человеческих эмоций! Также интересны плоскостные куклы из театра Михаэля Мешке, который глобально перевернул понимание театра кукол середине прошлого века. Мешке продемонстрировал, что театр кукол имеет широкие синтетические возможности, и куклу следует рассматривать не как единственный выразительный элемент, а как один из многочисленных выразительных способов, доступных актеру.

- Александр Азатович, а как пополняется музейная коллекция?
- К счастью, есть люди, которым небезразличен наш музей и которые дарят нам различные экспонаты, привозят из-за рубежа. С пополнением фонда очень помогает семья Лесовых. Один из подарков этой семьи — плоскостные индонезийские куклы с острова Ява, изготовленные из кожи с традиционной раскраской. В индонезийских спектаклях эти куклы играют роль теней: зрители спектакля видят только теневую часть, а раскрашенная часть доступна только тем, кто посвящен в таинство театра.
Или вот – самый старинный экземпляр нашей коллекции – музыкальный ящик 19 века с куклами-автоматами. Давным-давно его подарил музею главный художник театра Алексей Щеглов. Он купил этот ящик на базаре, где его продавали на дрова, а потом полностью отреставрировал. Это настоящий потомок театра кукол-автоматов! Вместе с музыкальным ящиком сохранились и диски с 19 разными мелодиями. Послушайте, как волшебно он звучит!

Под звуки действительно волшебной музыки мы переходим во второй зал, где живут куклы из разных стран мира. Больше всего «жительниц» Польши, также представлены куклы из Америки, Монголии и почти всех стран Европы. Но больше всего в этом зале привлекает внимание конструкция с куклами-марионетками, прикрытая красивой ширмой. Я предвкушаю еще одну интересную историю.

- Долгое время считалось, что в Харькове нет марионеточного театра кукол, – рассказывает Александр Азатович. – И вот однажды в театр позвонила вдова некого Нинеля Малковича и предложила посмотреть на кукол, которые остались после смерти мужа. Когда я открыл один из двух чемоданов, в которых все хранилось, я просто обомлел! Впоследствии удалось по воспоминаниям воссоздать небольшой период истории кукольного искусства нашего города: как оказалось, в Харькове примерно с 1960 по 1965 года жил и работал человек, который создал свой маленький театр марионеток, сам сделал уникальных кукол-марионеток и даже несколько лет показывал свой спектакль. Все куклы сохранились почти в первозданном виде, а технология их изготовления просто поражает! Многие куклы моргают глазками, открывают ротики. К примеру, этот Ванька в картузе может играть на гармошке и при этом становиться на одно колено. Вот чечеточники, выполняющие трюки, вот восточная танцовщица, исполняющая танец живота, а вот совершенно удивительный ослик, который может перебирать ножками и бежать!

В третьем зале экспонируется самая крупная в мире коллекция значков, посвященных искусству театра кукол, которая не имеет аналогов в других музеях. Около 40 лет ее собирал заслуженный деятель искусств Украины Е. Гимельфарб. Также здесь представлено множество экспонатов, посвященных истории харьковского театра кукол им. В.А. Афанасьева. После захватывающей экскурсии я интересуюсь у Александра Азатовича, как ему работается по соседству с таким количеством кукол.

- Мистических историй за все время работы не происходило, — говорит Александр Азатович, — но я верю, что каждая кукла хранит тепло рук создателя и человека, который ее водил. Иногда есть ощущение, что они живут, дышат и смотрят на тебя.

Текст: Ольга Завада

Так же на KharkovInform: