Город отстроили заново


Дата публикации: 4 августа 2012

Леонид Сергеевич Чалый Родился в 1930 году. Окончил Харьковский авиационный техникум, Харьковский авиационный институт. С 1958 по 1994 год работал на Харьковском авиационном заводе, занимал должность ведущего конструктора в одном из отделов КБ.

— Детство и юность Вы провели в Харькове, на Холодной Горе.

— Тогда это была окраина города. Частный сектор, дома все одноэтажные, много садов, скверы… Наш дом стоял совсем рядом с трамвайной линией по улице Свердлова, когда трамваи ходили — все стекла в доме дрожали. Знакомые, приходя в гости, удивлялись: как вы живете в таком шуме, а мы привыкли… Много чего я уже и не помню. Отец Сергей Савельевич был из зажиточной семьи, и наш дом еще дед до революции построил, в 1900 году. Рассказывали, что дед купцом был, большой участок земли имел, сад, лавку торговую, выезд, несколько пар лошадей. В 20–30-е годы участок урезали, а дом остался, в нем мы и жили. Отец в семинарии учился, потом ушел оттуда. Когда увидел, как священник, который Закон Божий им преподавал, сидит и пьет водку, в карты играет. Как-то сразу и переменилось все в нем. Отец строителем был, на строительстве Госпрома работал бригадиром. Мама ему еду в обед носила каждый день. Пешком с Холодной горы до центра города. Еще помню в детстве мама про Гражданскую войну вспоминала, возмущалась очень, что никакого порядка не было. Власть в Харькове менялась так часто, что просыпались утром, и первый вопрос — какая власть сегодня?

— Расскажите о военном времени, какие остались воспоминания.

— Лучше не спрашивай его об этом времени — оккупации, войне, — тяжелые воспоминания, очень тяжелые (в разговор
вступает супруга Лариса Павловна). Леонид Сергеевич замолкает. Чувствуется, что до сих пор это тяжелая и болезненная тема, так, что слезы на глазах… (По рассказам других родственников знаю, что жили голодно, в страхе, прятались в погребе — от бомбежек, от немцев, старшую сестру Антонину, мою бабушку, в 1942-ом угнали в Германию батрачить на немцев).

— Вот про отца могу рассказать.

Он всю войну прошел, закончил ее в Вене. Помню, как он рассказывал о встречах с союзниками. Как устроили с ними совместный бал, а жены наших офицеров одели трофейные ночные рубашки — думали, что это вечерние платья. Смешная история. Запомнилось послевоенное чувство подъема, энтузиазма, патриотизма, гордости за Победу. Как город за несколько лет отстроили практически заново, восстановили из руин.

— Большая часть Вашей жизни связана с авиацией?

— В 1946 году я поступил в авиационный техникум. Сейчас это здание радиотехникума на улице Сумской. В радиотехникуме мой внук потом учился. Когда в техникуме был выпуск, мы шины ломали и выбрасывали из окна — обычай тогда был такой.

— На Сумскую?

— Да нет, не на Сумскую, во внутренний двор техникума
(улыбается).

— Вы много лет проработали на Харьковском авиационном
заводе.

— После техникума я восемь лет прослужил в армии. С 1950 года в системе ПВО. Шесть лет провел в Ленинграде, потом два года на Сахалине. Конечно, большинство ярких воспоминаний — из тех лет.

Ленинград, с его множеством исторических мест и памятников, с Финским заливом. Остров Сахалин, Дальний Восток с его природой и климатом, совсем не похожими на наши. Бабочки размером с воробьев, рыба, которой было столько, что можно ловить руками. Когда жили на Сахалине, все равно скучали по Харькову, мечтали вернуться. В 1958 году, когда демобилизовался и вернулся с семьей в Харьков, устроился на ХАЗ и параллельно учился заочно в Харьковском авиационном институте. Авиационный завод и его специалисты, инженеры тогда ценились в Союзе. Мы ездили в производственные командировки в Москву, Воронеж, Киев. На заводе впервые в стране начали собирать ТУ104, а потом и ТУ124, первые реактивные пассажирские самолеты, было чем гордиться. При заводе действовало много спортивных секций, ансамбль, я в нем пел. Каждый выпуск самолета отмечался, как большой праздник.

— У Вас большая и дружная семья — дети, внуки, правнуки. Сколько лет Вы вместе с Ларисой Павловной?

— Вот уже 57 лет, как мы женаты.

Мы вообще-то в детстве в соседних домах жили. Но встретили друг друга позже, на танцах в Доме офицеров. Второй раз, как мы говорим, познакомились. Тогда, в 50-х годах, на Холодной Горе у молодежи была два места, где можно было встретиться, пообщаться. Кинотеатр, при котором танцы устраивали, и Дом офицеров — туда приходила вся молодежь.

Текст: Иван Буйный

Так же на KharkovInform: