Фехтование — шахматы по уму и бокс по выносливости


Дата публикации: 31 августа 2012

Дмитрий Карюченко

Бронзовый призер Чемпионата мира, заслуженный мастер спорта по фехтованию
Чемпион Европы среди юниоров и взрослых
Чемпион Всемирной универсиады
Неоднократный победитель этапов Кубка мира по фехтованию
Призер Чемпионата мира, участник Олимпийских игр в Афинах
(2004 г.) и Лондоне (2012 г.)

— По горячим следам Олимпийских игр, как бы Вы оценили выступления нашей сборной и харьковчан в частности.

— Я считаю, что спортсмены Харькова достойно представили Украину на Лондонской олимпиаде. От нашего города поехало девятнадцать человек, а это уже хорошее представительство. Например, Узбекистан представляли сорок человек от всей страны. А двести сорок украинских спортсменов, которые приехали в Лондон, — это очень высокий показатель, и количество медалей, которое завоевали украинцы, говорит само за себя. Сборная Украины показала хороший результат. Боксеры, можно сказать, вытянули Украину в медальном зачете.

— А как Вы относитесь к скандалам на Олимпиаде, в том числе и с украинскими атлетами?

— Я не сторонник искать судейские заговоры. Могу только сказать, что в фехтовании судили объективно. В шпаге не может быть судейского субъективизма. Если ты нанес укол, его в любом случае засчитают. Даже если вы одновременно с соперником нанесли удар. Вот в сабле или рапире многое зависит от того, как судья увидел эпизод.

— Почему Вы выбрали именно шпагу?

— У меня брат был шпажистом, привел меня в спорт, можно сказать, заставил. Я какое-то время даже сопротивлялся, хотел уйти, пока не почувствовал вкус побед и азарта.

— Какие главные качества необходимы шпажисту, фехтовальщику?

— Прежде всего, терпение — без него никуда. Кроме того, ум, потому что фехтование — это специфический вид спорта. Про него говорят — это шахматы по уму и бокс по выносливости. Это контактный вид спорта, и без спортивной хитрости не обойтись. Более того, в фехтовании нет весовых категорий. Самый маленький может выиграть у самого большого. Здесь нужно максимально использовать те качества, которыми наградил тебя бог.

— Можно сказать, что сабля, рапира и шпага — это совсем разные виды?

— Да, конечно. Сейчас в мире нет спортсменов, которые могут участвовать в нескольких видах фехтования. В фехтовании узкая специализация. Может быть, раньше, в 50-х, такое было возможно. Сейчас в фехтовании все происходит на очень высоком профессиональном уровне. И такого количества спортсменов, выступающих на чемпионатах мира и Европы, раньше не было. Конкуренция в нашем виде спорта сильно выросла. Уже нет великих фехтовальщиков, о которых все знали еще перед началом турнира, что они обязательно будут в призах. Сейчас много сильных середнячков. Общий уровень высокий. Во всем мире отношение к фехтованию очень серьезное. Поэтому у кого есть возможности, ищут хороших тренеров за границей, много украинцев уезжает за хорошей зарплатой в разные страны мира.

— Вот и на этой Олимпиаде чемпионом среди шпажистов стал фехтовальщик из Венесуэлы.

— На самом деле, можно сказать, что он и не венесуэлец. Восемь лет он живет в Европе, постоянно перемещается по лучшим клубам, тренируется у лучших европейских специалистов. С ним еще три человека, у них очень высокий уровень финансирования. Они четыре года учились в Польше, сейчас тренируются в Париже. От Венесуэлы там осталась только надпись на экипировке.

— Получается, чтобы стать олимпийским чемпионом, надо принадлежать к европейской школе фехтования?

— Да нет, не обязательно. В фехтовании есть очень сильные спортсмены из Кореи. Периодически появляются сильные американцы. Плюс ко всему в США сейчас уровень подготовки и отношение к этому виду спорта очень серьезные. Даже флаг страны на открытии олимпиады несла фехтовальщица.

— Вы успели побывать на двух Олимпийских играх. Какие самые яркие воспоминания?

— В 2004 году у нас были хорошие шансы и возможность приехать с медалями. Но по разным причинам мы их не использовали. Заняли пятое место в напряженной борьбе. Со времени первой Олимпиады в Афинах прошло восемь лет. В Пекин меня не взяли по той причине, что я родом не из Киева. Надо было брать в сборную киевлянина. Сейчас я доказал, что я один из лучших, сам для себя доказал и поехал на Олимпиаду в Лондон. Рассчитывал на хороший результат, но по ряду причин не вышло. 24 года и 32 — восемь лет жизни меняют человека. Это большая разница, все воспринимаешь и относишься ко всему по-другому. В Афинах я думал, что все еще впереди, а сейчас выходил, как на последний бой. В принципе, я был хорошо подготовлен, но не хватило каких-то нюансов, из-за которых не сложилась медаль на этой Олимпиаде, но ничего страшного — будут новые победы.

— А помимо спорта, соревнований, чем еще Олимпийские игры запоминаются?

— Даже не знаю. В Афинах мы ходили на экскурсии, смотрели на исторические сооружения. А в Лондоне… Сейчас вокруг Олимпиады такой ажиотаж, что, кроме соревнований, думать ни о чем не можешь, очень сильное давление. Очень сложное эмоциональное состояние. В олимпийской деревне дух напряжения просто зависает. Все в полной концентрации, полностью не открываются. Все мысли о соревнованиях, куда-то пойти, где-то погулять — даже мысли нет. В Афинах было больше времени, был моложе, в более расслабленном состоянии, а сейчас, в Лондоне — полная концентрация.

— Чем стала эта Олимпиада для Вас?

— Не до конца сбывшейся мечтой. Отбор на Олимпиаду был очень тяжелый. Если бы в начале года, когда прошло полсезона отборочного на Олимпийские игры, мне сказали, что я попаду в Лондон, то я бы не поверил. Но когда выиграл один из самых сильнейших турниров в мире, у меня появились шансы, чувство уверенности. Я начал бороться за попадание на Олимпиаду. На протяжении пяти месяцев ехал на каждый этап, как на Олимпиаду. Готовился морально и физически. По итогам сезона мне не хватило всего одного или двух очков. Несмотря на то, что в мировом рейтинге я так высоко поднимался всего два раза. Как лучший украинец, я поехал на зональный турнир, где участвовало всего по одному человеку от каждой страны. Там было около 30 спортсменов, а разыгрывалось всего четыре путевки на Олимпиаду. Там я завоевал олимпийскую лицензию. Когда прошел такой путь, появилась вера в себя, уверенность, что можешь.

— Как будет развиваться Ваша жизнь после Лондона 2012?

— Планирую продолжать карьеру, но насколько активно, пока не решил, спорт всегда был частью моей жизни. Попробую реализовать себя в бизнесе, не оставляя спорт. После Олимпиады на первом месте для меня работа и семья, сейчас есть время перевести дух, а ближе к зиме начну готовиться к новому сезону. Мне нравится тренерская работа. Я и сейчас принимаю активное участие в подготовке племянника, который серьезно занимается фехтованием (в 2012 г. выиграл Чемпионат Европы среди кадетов), — он мечтает поехать учиться и тренироваться в США, поскольку там выше уровень подготовки и лучше условия для тренировок. Я с удовольствием работал бы тренером, если бы за те деньги, которые им платят, можно было достойно обеспечить семью.

Текст: Иван Буйный

Так же на KharkovInform: